Прогулка городская. Геометрия Саратова

sorokin

Игорь Сорокин
музейщик

Прогулка — один из самых необременительных способов измениться. Любое путешествие, даже самое маленькое, может дать повод для нового знания. У любого города есть начало и центр, есть основание и стремление к росту, есть вдохи, выдохи, границы и потребности их нарушить. Старый город дарит возможность всякий раз, узнавая, проходить временные пласты. Если рядом увлечённый попутчик, свежий воздух грозит обернуться уроком и переменой мыслей.
Однако нам меньше всего хочется поучать. Скорее — согласно шагу — совместно думать о прошлом, размышлять о настоящем, предполагать будущее.

Физика и геометрия саратовской истории: между треугольником и квадратом

progylka-1-13

План Саратова конца XVII века. Структура крепости — трапеция

Доподлинно известно, что жизнь в том месте, которое именуется теперь Саратовом, была с очень давних пор. Но не станем здесь углубляться раньше XVI века — времени образования русской крепости. Назовём всё, что было прежде, «доисторическим саратовским временем» и отнесём к области чистой физики, к стихии. Нас же интересует город, построенный полковником Александром Шелем в 1674 году. И рассматривать, соответственно, мы будем физику и геометрию нашего сегодняшнего Саратова.
Горододелец Шель был вынужден подчинить геометрию города физике выбранного места: стрелка, образованная большой водой Волги и впадавшей в неё почти под прямым углом малой речкой, протекавшей по дну Глебучева оврага, давала, казалось бы, равные возможности замкнуть эти два направления гипотенузой либо зарифмовать параллельными прямыми.
Однако на деле вышло нечто третье между треугольником и квадратом: неправильная трапеция, треугольник с изломанной под тупым углом гипотенузой, которую можно и сейчас наблюдать в виде улицы Октябрьской (от катета Валовой до катета Набережной космонавтов) с её поворотом к Волге возле магазина «Антей».
Скорее всего, излом этот диктовала физика местности. А именно: с одной стороны, отвержек Глебучева оврага между нынешними улицами Октябрьской и Комсомольской, где и по сию пору из дворов вытекает на улицу Кузнечную некое подобие ручья. С другой — овражек, впада­ющий в Волгу в районе сегодняшнего Князевского взвоза. Эти две естественные преграды нельзя было не использовать умелому фортификатору.
Вот между этими геометрическими фигурами — квадратом и треугольником — и развернулась трёхсотлетняя внутренняя борьба молодого, довольно активно и естественно развивающегося города Саратова.
Всё‑таки большинство сегодняшних жителей города, представляющих, где проходила граница саратовской крепости (а их, надо признать, мало), склонны называть эту фигуру треугольником. Недаром её составляют именно три улицы, ограничивающие пространство первоначального Саратова. Ведь именно по ним (Валовая — Набережная космонавтов — Октябрьская) некогда тянулись крепостные оборонительные сооружения, состоявшие из рва, вала и частокола.
По существовавшей в русском средневековье традиции, в случае, когда строители закладывали храм во имя Святой Троицы, городу предназначалось быть треугольным. И, соответственно, если первый храм нового города освящался в честь Спасителя, его структура заранее предполагалась в виде креста [крест и квадрат в градостроительном смысле — суть одно и то же; здесь одно (улицы) есть изнанка другого (кварталов)]. О том, какова могла быть структура города, если освящался храм во имя Богородицы или во имя Вседержителя Бога-отца, точно неизвестно. Скорее всего, это полукруг и круг. Случай с Саратовом уже никак не отнесёшь к средневековью, но и ничто не мешает предположить, что эти традиции были ещё живы в XVII веке.

progylka-1-1

Свято-Троицкий собор. Боковой фасад и план 1-го этажа. Чертеж 1877 г.

Главным храмом — и в духовном, и в градостроительном смысле —, безусловно, являлся и является до сих пор Свято-Троицкий собор, выстроенный стрельцами. Он был первым каменным храмом Саратова. И именно вокруг этой архитектурной доминанты сформировался первый центр города. Долгое время, хоть и с вековым перерывом, — кафедральный. «Старый собор». По сути — краеугольный камень.
Казалось бы, всё ясно и понятно — быть Саратову треугольным.
Но с другой стороны, известно, что стрельцы особенно почитали и считали своим покровителем образ Нерукотворного Спаса, почему он и был всегда на их знамёнах. И на заклад города в 1590 году саратовские первопоселенцы привезли с собой именно эту икону. А значит, и крест (квадрат) здесь духовно оправдан и возможен наравне с треугольником!
Но при всём этом вторая, нижняя церковь Троицкого собора, самая его древняя часть, именуется, между тем, Успенской — во имя Успения Богородицы…

Такая вот исходная саратовская метафизика. И круг, и треугольник, и квадрат.
Вернёмся к физике. Структура крепости заложила основу дальнейшего развития города. Ограниченный с одной стороны Волгой, а с другой оврагом и Соколовой горой, он невольно стал развиваться в свободную, противоположную от преград, сторону. Структурообразующими (направлениями роста) стали для Саратова две выходящие из крепости дороги:
1. Дорога на Царицын вдоль Волги в южном направлении — затем называвшаяся: ул. Царицынская, позже ул. Большая Сергиевская (по церкви), ныне ул. Чернышевского.
2. Дорога на Москву вдоль Глебучева оврага — нынешняя улица Московская. Так называемая Большая Московская дорога, первый верстовой столб которой стоял в екатерининские времена неподалёку от Троицкого собора — упершись в Лысую гору и плавно обойдя преграду справа, она снова шла на запад и северо-запад, как и теперь.

Протуберанцы активного городского развития середины — второй половины ХХ века только подтверждают перспективность и удобство изначально заданных направлений — огромный Заводской и огромный Ленинский районы.
Два других направления ещё долго оставались в Саратове невостребованными: если развиваться в сторону горы было только физически трудно, то жить на быстрой воде физически почти невозможно. И главное — не нужно. Восточное направление дольше других оставалось неразработанным: когда оттуда перестала исходить опасность набегов и появилась даже необходимость постоянных контактов с солевозной столицей — Покровской слободой, сообщение всё равно осталось сезонным (летом переправа, зимой дорога по льду) — прерывистым и опасным.
Прирастая вековыми «кольцами» улиц, всё более, кстати, спрямляя линию гипотенузы (пожары, немцы, Екатерина, новые правила, планы регулярной застройки), Саратов всё более структурируется — на планах второй половины ХVIII века уже отчётлива граница по нынешней улице Радищева (б. Никольская), склонявшая город к явному треугольнику. Уже кварталы представляют собой равные квадраты и все новые улицы под углом 45 градусов выходят к Волге.
Если провести из «первородного угла» саратовского треугольника воображаемую биссектрису, она красиво, с лёгким изломом, нанижет все три главные архитектурные доминанты старого Саратова, вокруг которых и складывались его жизненные центры. Последовательно:
1. Троицкий (Старый) собор, 1690‑е.
2. Александро-Невский (Новый) собор, 1820‑е.
3. Свято-Владимирский собор, 1880‑е (расположенный на Полтавской площади, где теперь Детский парк, он мог бы в ХХ столетии при поступательном развитии, не случись революционных потрясений, претендовать на формирование вокруг себя ещё более нового центра — свидетельство тому драматический театр, Университетский городок и Крытый рынок).

К середине XIX века вокруг Александро-Невского собора сформировался новый, собственно сегодняшний центр города с такими его характерными элементами, как парк Липки и Немецкая улица. Тогда же границы города были закреплены садовыми участками — уловить эту границу можно сейчас по названиям Садовых улиц, объединённых в условную «Садовую трапецию»: 2‑я Садовая — Большая Садовая — 1‑я Садовая, перетекающая в Малую Садовую на склоне Соколовой горы.
И всё‑таки, как наглядно свидетельствуют многочисленные карты второй половины ХIХ века, регулярный Саратов стремился в то время к полукругу с диаметром-Волгой — к идеально возможной, согласно местности, геометрической фигуре. Её впервые официально прочертил циркуль геометра Вильяма Гесте, «главного архитектора России» эпохи Александра Благословенного. С тех пор Саратов мыслится как некая котловина в плавных объятьях «саратовских гор».
Если встать сегодня спиною к Волге где‑нибудь в районе СарГРЭС и мысленно описать полуциркульную дугу от Дегтярной площади по Большой Садовой (мимо 3‑й советской клиники, еврейского и кулугурского кладбищ, через «Джуманджи» — ветинститут — школу милиции) и по юго-восточной границе Воскресенского кладбища через СХИ к Аэропорту, а оттуда по дороге к парку Победы и (мимо мусульманского кладбища) по центральной его аллее в Затон — вот официальная граница Саратова ХIХ века.

progylka-1-10

План Саратова. 1882. © Саратовский областной музей краеведения. Полукруглая граница города, треугольная структура и биссектриса «движения» центра

ПРОДОЛЖЕНИЕ прогулка втораяпрогулка третья, прогулка четвертая